Дмитрий Б. Ломоносов (lomonosov) wrote,
Дмитрий Б. Ломоносов
lomonosov

Category:

И вдруг о шахматах!

         Удительное свойство человеческой памяти!
         Неожиданно всплывают откуда-то из непонятных ее глубин давно забытые эпизоды и целые истории….
         Я неоднократно писал здесь в связи с трагической датой нашей истории - 22 июня 1941 года о том, как мне довелось встретить этот день. И вдруг вспомнились дни, предшествовавшие этой дате.
         В Ростовском Индустриальном, впоследствии ставшем Авиационным, техникуме, студентом второго курса которого я тогда был, очень популярны были шахматы. Проводились квалификационные турниры, участвуя в которых я с немалым трудом «завоевал» четвертую категорию (надобно пояснить, что в те годы квалификация шахматистов определялась не спортивными разрядами, как теперь, а пятью категориями, не считая следующих, мало кому доступных ступеней кандидата в мастера и выше). Пару раз я принимал участие в сеансах одновременной игры, которые в техникуме давали мастер Герстенфельд, приехавший из только что «освобождённой» западной Украины, и знаменитый гроссмейстер Отто Лилиенталь. Увы, оба раза я потерпел поражение еще в дебюте. Играя против Герстенфельда, я позорно «прозевал» ферзя: мастер благородно предложил мне вернуть ход, но я этим предложением не воспользовался.
         Несмотря на полное отсутствие успехов в шахматной карьере, я с увлечением играл и решал шахматные задачи. Этому способствовало и то, что членом нашей семьи был муж моей кузины Нюры Евгений Иванович Умнов, уже тогда известный шахматный композитор и автор книг по теории игры. Он был постоянным подписчиком журнала «Шахматы в СССР» и газеты «64», ну а я – их постоянным читателем.
         И вот, в начале июня 1941 года открылось Всесоюзное первенство СССР по шахматам, один из полуфиналов которого – в Ростове. Одновременно здесь же был организован матч претендентов на звание чемпиона СССР Бондаревский-Болеславский.
С первых же дней открытия шахматных баталий я стал их ежедневным посетителем.
         Большой зал какого-то (не помню) клуба был по периметру огражден барьером, за которым стояли столы и демонстрационные доски. Вход был свободным. Расстояние между зрителями и играющими – чуть больше вытянутой руки.
         Мне было очень лестно видеть рядом известных по литературе шахматистов, среди них Макогонов, Ильин-Женевский, Дуз-Хотимирский, Чеховер, Алаторцев, Герстенфельд, Левенфиш, Белавенец, Гольдберг и, конечно, звезды шахматного мира – Бондаревский с Болеславским.
         Я с увлечением следил за борьбой на шахматных досках, а после окончания игр оставался слушать разборы партий.
         Запомнились особенно две персоны.
         Старейший гроссмейстер Дуз-Хотимирский, как говорили, встречавшийся на турнирах с самим Ласкером. Выделявшийся «львиной» седой шевелюрой, он, сделав очередной ход, открывал лежавшую на его коленях толстую книгу и погружался в чтение. Услышав щелчок нажатого соперником стерженька часов, отрывался от чтения, задумывался над позицией, делал очередной ход и снова обращался к книге.
         Мастер Гольдберг в форме рядового красноармейца в ботинках с обмотками, вероятно отпущенный из части для участия в соревнованиях, все время ходил между игровыми столами, как казалось, больше интересуясь тем, что происходило на соседних досках, чем на его собственной. 21 июня после завершения игрового дня я с большим интересом слушал разбор очередной выигранной им партии гроссмейстера Бондаревского.
         А на следующий день ….
         Я все же в понедельник 23 июня пришел к клубу: там, естественно все было закрыто для посетителей.
Tags: История. II МВ, Ростов.
Subscribe

  • Зандбостель, освобождение.

    Уважаемые «Фреды и френдессы», читатели моего журнала! С наступающим Новым 2014 годом и с новыми надеждами, да осуществлятся которые!…

  • Зандбостель. Продолжение.

    Меня разбудили: настало время обеда. Принесли баланду; она была вряд ли лучше, чем в прежних лагерях: такая же жидкая бурда с прозрачными ломтиками…

  • Марш смерти. По дороге к Стиксу.

    Продолжение рассказа о «марше смерти» (так это событие называется во многих воспоминаниях британских военнопленных) уже…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • Зандбостель, освобождение.

    Уважаемые «Фреды и френдессы», читатели моего журнала! С наступающим Новым 2014 годом и с новыми надеждами, да осуществлятся которые!…

  • Зандбостель. Продолжение.

    Меня разбудили: настало время обеда. Принесли баланду; она была вряд ли лучше, чем в прежних лагерях: такая же жидкая бурда с прозрачными ломтиками…

  • Марш смерти. По дороге к Стиксу.

    Продолжение рассказа о «марше смерти» (так это событие называется во многих воспоминаниях британских военнопленных) уже…