?

Log in

No account? Create an account
Это тоже я

lomonosov

Дмитрий Б. Ломоносов


Previous Entry Share Next Entry
Накануне Дня Победы
Это тоже я
lomonosov

   День Победы - «…это праздник со слезами на глазах»

   Приближается дата поистине народного праздника Дня Победы. В Парке Культуры соберутся 5-6 моих однополчан (в 1975 их было более 300!. Время необратимо!)
   Большинство жителей страны – уроженцы послевоенного времени, и поэтому лишь очень немногие могут вспомнить свои ощущения в тот момент, когда стало известно о подписании пакта о безоговорочной капитуляции Германии.
   Военно-государственная властная «верхушка» страны праздновала Победу над поверженным противником и могла теперь уже могла беспрепятственно реализовывать свои дальнейшие планы экспорта социализма. А миллионы солдат и офицеров действующей армии ощутили радость от того, что над ними уже не нависает угроза в каждую следующую минуту, следующий час или день оказаться убитым или искалеченным, радость предстоящего возвращения домой, к оставленным там матерям, женам, детям.
   А в далеком тылу – надежда на скорое возвращение отцов, мужей, сыновей и братьев, рабочих рук которых, ох, как не хватало семьям….
   Миллионы узников фашистских лагерей почувствовали себя, наконец, свободными. Я на костылях проковылял мимо американского постового у ворот лагеря, который не осмелился меня остановить, ощутил своё право идти туда, куда захочется, не ожидая окрика конвоира.
   А моя мать в лагере в Новосибирской области, отсидевшая 8 лет, но задержанная до конца войны, обрела надежду выйти, наконец,  на свободу….
   Думаю, что большинство граждан страны праздновали тогда не победу над поверженным врагом, а окончание страшной трагедии, КОНЕЦ ВОЙНЫ.
   Это теперь, более чем через 60 лет, праздник Победы приобрел черты государственного, и одинакового для всех.
   Вместе с тем, уместно было бы вспоминать о первых годах, последовавших за днём окончания войны: о голоде и нищете в разрушенных городах и сёлах европейской части страны, о голоде и нищете в обезлюдевших и обобранных деревнях, о горе в семьях, так и не дождавшихся своих солдат, ушедших на войну, о детях, одетых в лохмотья, перешитые из отцовских обносок….
   О страшной судьбе инвалидов-калек, попрошайничавших в поездах и на рынках; от них, «намозоливших глаза», власти избавились одномоментно, отправив их в закрытые для общества лагеря-богадельни.
   Совсем забыта тема судьбы молодых скороиспечённых на 6-месячных курсах военных училищ средних командиров Красной Армии. Наскоро обученным азам военного дела, заучившим воинские уставы, им предоставлялось право распоряжаться судьбами и самыми жизнями людей в составе взводов, рот и батальонов, солдат, часто годившихся им в отцы и деды. В условиях фронтового быта, когда жизнь рядового солдата не стоила ни гроша, многие из них быстро постигали науку командования – научились безотчетно распоряжаться жизнями и судьбами солдат; некоторые из них успешно продвигались по службе, приобретая звездочки на погонах и ордена на грудь . Вместе с тем, имея практически неограниченный доступ к алкоголю, они заливали им просыпавшееся чувство ответственности и совести.
   Настала демобилизация. Тысячи таких молодых бывших офицеров оказались выброшенными в гражданскую жизнь, где их умение командовать беспрекословно подчиняющимися людьми не находит применения. Но ничего больше делать они не умеют, а начинать жизнь сначала, осваивая гражданские профессии под началом тех, кем они ранее командовали, не могут … Увы, очень многие спивались и уходили в криминал...
   Относительно небольшому количеству таких демобилизованных офицеров «повезло»: имеющие в карманах партийные билеты, внушительный набор орденов и безупречную биографию они попали под опеку горкомов и обкомов и получили назначения председателями колхозов, директорами (заведующими) хозяйственно-бытовых организаций, где не требуется наличие профессиональных знаний, пополнив ряды так называемой «номенклатуры». Лишь некоторые нашли в себе силы начать жизнь «с нуля».
   Прошло более 60 лет, но до сих пор некоторые последствия военного лихолетья напоминают о себе искалеченными судьбами людей.
    Вспоминая о Дне Победы, не следует забывать, что с этим днем  еща далеко не закончилась трагедия страны и ее народа.


  • 1
Трагизм отличается от драматизма не только типом конфликта, но и уровнем величия.
В оценке той эпохи первое слово принадлежит Вам и Вашим ровесникам, но трагизм только поднимает её историческую значимость.

Про «скороиспечёных» же командиров позволю себе предположить, что Вы абсолютизируете ряд частных примеров — мой дед (к которому я полечу 9 мая специально его поздравить) был таким закончившим полугодовые курсы, и та невероятная ответственность, которая свалилась на 17-18 летних мужчин, наделяла их не меньшей жертвенностью, чем 30-40 летних отцов семейств, попавших на войну. В такой ситуации часто всё против правил — ну так и мировая война это против правил.

Хотя, как и везде и во всём в истории человечества, были и исключения, и несправедливость — их нельзя замалчивать, но нельзя и абсолютизировать.

О судьбе "скороиспеченных" командиров.

Можно отдельно говорить о военной судьбе новоиспеченных лейтенантов и младших лейтенантов. Я с особенным уважением отношусь именно к этой категории офицерского корпуса: командиры взводов и рот, они не посылали на смерть своих подчиненных, а вели их в бой и шли с ними под пули и мины, разделяя с ними свою судьбу. Честь им и хвала, как и вашему деду. Я говорю об их послевоенной судьбе, и для многих из них она была очень нелегкой... Поговорите с дедом. Если он смог найти себя в послевоенной обстановке, то многим его соратникам это, к сожалению, не удалось.

Он остался в армии, так что всё было не так драматично.

В связи с этим текстом, вспомнил о судьбе мужа своей родной тёти (оба уже давно покойные).
Он попал в плен в сентябре 1941 года, прошёл через несколько немецких лагерей, затем к этому добавились 5 лет лагерей казахстанских. Добрейший, обаятельный был человек, с поразительным чувством юмора (не удивительно, коренной одесит), золотые руки, таких сейчас просто нет... и алкоголик... он умер в 1978 году в возрасте 60 лет. Никого и ничего после него не осталось. Почему-то 9 мая я вспоминаю прежде всего о нём, Викторе Коваленко, столяре-краснодеревщике со Слободки...

Согласен с Вами. Одно из самых страшных последствий этой войны - исковерканные судьбы, личности, характеры. Это они не могли не передать своим наследникам. А те - своим...
То, о чём Вы пишете, Дмитрий Борисович, очень важно!!! Дай Бог, чтобы Вас услышали как можно больше людей. Спасибо.

Моя мама говорит просто:
- Как в День Победы все радовались - это что-то невероятное.

У меня вопрос к Вам как к ветерану:

Насколько соответствуют действительности сведения об издевательствах русских солдат над немецкими женщинами?

Об издевательствах над немецкими женщинами.

Это очень серьезная тема, требующая объективного исследования. Я отдельно об этом напишу.

Уваажаемый Дмитрий (Борисович?)

Я веду на "Радио Свобода" программу "С христианской точки зрения". У Вас нет желания в ней поучаствовать 10 мая - в связи с войной? Или эта сторона для Вас неинтересна? Хотя бы развеять нынешние мифы о сильной православности во время войны. Мой-то отец воевал, я цену этим мифам от него знаю...

С уважением

свящ. Яков Кротов

Уважаемый отец Яков!
Я весьма польщен Вашим приглашением. Буду рад принять участие в этой передаче, спасибо.

А как бы с Вами связаться - личным имейлом, телефоном? Если Вы напишете тут ответ, а потом сразу его сотрете, то я увижу телефон или адрес (мне придет на почтовый ящик), а более никто.

Вы очень мудро написали. Тем не менее, этот праздник остаётся святым днём для всех нас. Низкий поклон Вам и той полудюжине уцелевших.

  • 1