?

Log in

No account? Create an account
Это тоже я

lomonosov

Дмитрий Б. Ломоносов


Previous Entry Share Flag Next Entry
Продолжение о лагерях советских военнопленных.
Это тоже я
lomonosov

    Надеясь, что я еще вам не надоел своими воспоминаниями о делах, давно минувших, продолжу.

    К концу длительного пребывания в инвалидном бараке шталага I-B (Hohenstein), моя рана на ноге почти полностью закрылась, и я уже почти не хромал. А тем временем фронт с востока все более продвигался в пределах Восточной Пруссии, и необходимость эвакуации лагеря стала уже ожидаемой.

    И вот, без всякого предварительного сообщения (думаю, что даже старосте барака и переводчику это было неизвестно) после раздачи хлеба и «чая» раздалась команда: всем срочно выйти на построение и поверку с вещами. Подгоняемые полицаями, все, кроме лежачих инвалидов, выстроились вдоль ограды блока. Процедура проверки списков и многократного пересчитывания, как всегда сопровождалась руганью и тычками постовых. Затем, колонну, состоящую из населения нашего барака, вывели на главную дорогу, ведущую к воротам лагеря и присоединили к уже стоящим там и чего-то ожидавшим пленным из других блоков. Заметил, что иностранцев там не было. После долгого перестроения, всю колонну разбили на сотни, и, в сопровождении усиленного конвоя повели пешком на железнодорожную станцию. Там, уже в наступившей темноте затолкали в товарные вагоны, заполнив их так, что можно было лишь сидеть на соломе в тесноте и духоте. Поезд тронулся, и на следующий день мы уже оказались на станции города Thorn (Торунь, по-польски).

    Голодные (накануне нам не выдали баланды), злые и невыспавшиеся в переполненных вагонах, мы опять на площади перед станцией подверглись изнурительной процедуре построения и пересчитывания, после чего были отправлены под еще более усиленным конвоем в новый лагерь, находившийся довольно близко от железнодорожных путей. Там – опять пересчитывание, наконец, нас разместили по блокам – вырубленным в стенах холма гротам с бетонным полом и полуциркульными бетонными сводами над головой. Вдоль стен – дощатый настил, присыпанный лежалой соломой.

    Это – Шталаг ХХ-А, расположенный в крепостном сооружении Форт 17. Об этом лагере уже написано в http://ldb1.narod.ru/simple7.html Здесь же лишь дополню тем, о чем не было сказано.

    В городе Торунь, там, где когда-то были его окраины, существуют десятки средневековых крепостных сооружений – фортов. Вероятно, для историков они представляют интерес, но я, к стыду своему, за столько лет не удосужился поинтересоваться ими. Кроме форта-17, который был лагерем, мне пришлось побывать и в других: в форте 16, где обитали проштрафившиеся военнопленные англичане, в форте 14 – где в военное время был военный склад и казарма вермахта,

 

а после войны фильтрационный лагерь для репатриантов пленных и гражданских, в форте 13, где был вещевой склад и в форте 10, где была тюрьма и лагерь для высших офицеров стран-союзников, оказавшихся в плену. В большинстве фортов сохранялись лишь остатки крепостных сооружений, в форте 17 – только гроты, служившие ранее складами, в форте 14 – только подземные казематы и галереи. Наиболее cохранившимся выглядел форт 16, да и он, как сообщали поляки, был разрушен при прохождении фронта.

         Форт 17 – Шталаг ХХ-А был рабочим лагерем и его режим полностью определялся порядком ухода и возвращения рабочих команд, направляемых на подсобные строительные работы, на склады и погрузку и разгрузку железнодорожных вагонов.   

         День начинался с выдачи и поедания на ходу хлеба, построения и пересчитывания, превратившихся в беспорядочную и нудную процедуру: во время пересчета кто-то перешел с места на место, и все опять с начала, с руганью, толчками и зуботычинами. В это время у ворот уже ожидают конвои, и унтер-офицер, отлично говорящий по-русски, выкликает номера назначаемых на работы в город. Иногда выкликают и тех, кому выпала завидная судьба – отправиться на сельско-хозяйственные работы «к бауэру». Один раз это выпало и мне, о чем подробно рассказано на сайте.

         По городу, обычно, развозили на колесных тракторах с прицепами, и такие «экскурсии» были очень впечатлительны. Город не подвергался бомбежкам ни с запада, ни с востока, лишь один раз прозвучал сигнал воздушной тревоги. Сидя на полу прицепов, выглядывая из-за конвоиров, сидящих на бортах, мы могли видеть город, живущий давно забытой нами мирной, и, казалось, благополучной жизнью. Ходят трамваи, по улицам идут хорошо одетые люди, много велосипедистов, в том числе очень необычно для нас, весьма пожилые дамы. Запомнилось: к входу в булочную (Bäckerei) подъехал фургон и из него выгружают длинные аппетитно поджаристые батоны….  Идут нарядно одетые в модных прическах молодые девушки и женщины.

         На работах, где бы ни пришлось трудиться, советские военнопленные не только не старались проявлять рвение, но наоборот, демонстрировали лень и отсутствие усердия. При любой возможности роняли, разбивая их, ящики, рассыпали содержимое. За нами прочно закрепилось представление о том, что русские бестолковы, ленивы и ни к чему не пригодны. И к тому же все время стараются что либо украсть или припрятать. И на самом деле, украсть у немцев или что-нибудь сломать, считалось нормой поведения. Работая на складах или на железнодорожной станции, почти всегда представлялось возможным что-нибудь спереть и доставить в лагерь. Иногда конвоиры делали вид, что этого не замечают.

         После возвращения в лагерь, там начиналась оживленная меновая торговля, конечным продуктом которой были съестное или курево. Несъедобные, но применимые в хозяйстве предметы обменивались с полицаями, которые сбывали их за пределы лагеря в обмен на те же продукты, не без посредничества постовых.  

         Жизнь в форте 17 завершилась отправлением «к бауэру», о чем подробно сказано в http://ldb1.narod.ru/simple8.html , после чего я уже не вернулся в форт 17, а оказался в шталаге ХХ-С на северо-западной окраине города. А затем – «Марш смерти», который привел меня к грани между жизнью и смертью.

        


  • 1

Гольбрайх Ефим Абелевич

"Г.К. – С «власовцами» приходилось сталкиваться? Как к ним относились солдаты?

Е.Г. – Мы их люто ненавидели. Вот сейчас пишут, что почти миллион бывших советских граждан служил в германской армии. Пусть в основном во вспомогательных частях. Но эти люди предали Родину ! Пытаются выставить бывших коллаборационистов борцами за «Свободную Россию»...Для нас, фронтовиков, они были и есть- предатели и изменники! Даже тех, кто пошел на службу к немцам , чтобы не умереть с голоду в концлагерях– не могу оправдать. Миллионы предпочли смерть, но остались верными своему долгу. "
http://www.iremember.ru/content/view/57/75/1/8/lang,ru/

  • 1